Сайт о Хомякове Алексее Степановиче,
одном из наиболее видных вождей славянофильства

Главная » Статьи » Статьи Алексея Степановича Хомякова

О сельской общине (ответное письмо приятелю, писано около 1849 года)

Из 4-й тетради «Русского Архива» 1884 года. Изд.


Ты обратил внимание на вопрос, который есть, бесспорно, самый важный изо всех не только Русских, но и вообще современных вопросов, хотя его важность далеко не вполне понята у нас и, может быть, совсем не понята в чужих краях. Разбор этого вопроса непременно делится на две части: общую и местную. Первая важнее в теории, но вторая также важна и едва ли даже не важнее на практике.

Однако же, прежде чем я коснусь главного содержания твоего письма и своих объяснений, я должен хоть мимоходом сделать возражение на сомнение, которое ты также выражаешь мимоходом, именно на то, что общность земель противна усовершенствованию хлебопашества по ненадёжности и непродолжительности владения. Разумеется, владение, даже продолжительное, хуже собственности в этом отношении. Так, кажется; но опыт говорит другое. Ты сам был в чужих краях; скажи по совести, где нашёл ты самую низкую степень хлебопашества? Бесспорно во Франции, где все – собственники. Где высшую? Бесспорно в Англии, где все – владельцы (ибо собственники, занимающиеся хлебопашеством, там исключение). Итак, владение по-видимому не мешает развитию хозяйства, точно так же как собственность не всегда бывает полезною для его развития.

Мне кажется поэтому, что общность владения не может считаться важною преградою в этом деле. Исторически я сказал бы тебе, что первые следы усовершенствования хозяйства находятся в рассказах о Померании, где владение было общинное, и в современном мире мог бы с большою похвалой указать на северную Россию и особенно на Пермь; но я вообще спрошу тебя: если 25-летнее фермерство (сроки часто гораздо короче) благоприятствует землепашеству, отчего 25-летнее владение из общинных земель должно быть ему гибельным? А сроки нераздельного владения бывают очень часто гораздо продолжительнее: часто от деда переходит участок к внуку и даже далее. Вероятно, при полнейшем развитии общины, 20-ти или 30-ти-летнее владение будет поставлено условием общим и коренным, и тогда главное затруднение будет устранено.

Ещё должен я тебе отвечать на твой собственный опыт. Объяснение его очень просто, но нисколько не противно нашей системе. Очевидно, если бы опыт, тобою сделанный, доказывал что-нибудь, то он бы доказал или совершенное равнодушие крестьян к мировой сходке, как при первом выборе, или невозможность единогласия, как при втором. Но ни равнодушия нельзя предположить во множестве деревень, где исстари мир решает все дела и даже самовластно распоряжается судьбой своих членов (отдавая в батрачество, в рекрутство и даже на поселение), ни невозможности единогласия, которое исстари также ведётся в этих же деревнях. Что же доказывает твой опыт? Ничего против общины или против единогласия, но к несчастью весьма много против вреда, приносимого нами земле Русской. Твои предшественники во владении перервали сходку и отучили крестьян от права обычного, заменив его произволом своим или управительским. Тебе трудно было восстановить нить перерванного обычая и отучить от помочей ребёнка, которого водили на них слишком долго; но мне кажется или, лучше сказать, я уверен, что ты слишком скоро отстал. Потребовал бы от мира решения, и очень скоро память старого обычая, чувство нравственной правды и пример других миров (если есть сходки в соседстве) привели бы опять дело в порядок. Надобно всем нам помнить пословицу, которую приятель А. всегда забывает: болезнь входит пудами, а выходит золотниками.

Теперь посмотрим на местную сторону вопроса, т. е. на отношение его к России. Признаем сперва мировое устройство чем-то прекрасным и драгоценным для всего человечества, и ты конечно уже в том не поспоришь, что оно по преимуществу возможно; для той земли, где оно существует доселе и где не нужно его создавать или вводить, а только расширить, или лучше сказать, допустить до расширения. Эту организацию долго очень старались подавлять систематически и не могли подавить; значит, она очень крепко срослась с Русскою жизнью, и всякое вырывание такого сросшегося элемента непременно сопровождается болью и страданием во всём организме. Есть ли явная польза в этом страдании? Кажется, никто не решится это утвердить. Прибавь ещё следующее. Община хлебопашественная очевидно всех легче устраивается и, по-видимому, всех полезнее; Россия же земля, и теперь, и надолго, по преимуществу хлебопашественная. Далее: общинное устройство, будучи ограничено, заменится у нас по необходимости расширением административности. Тебе известна более чем многим вся мерзость административности в России. Пошатавшись по Святой Руси и наглядевшись на все её слои, ты знаешь, как хороша наша чиновность от грошовой уездной до миллионной столичной. Я думаю, что даже Киселёвщина не столько ещё ужасна для народа увеличением податей (хотя и это бедствие немалое и следствие усиленной административности), сколько размножением чиновничества, которое народ так верно и живописно называет крапивным семенем. Наконец, и это всего важнее, всякое государство или общество гражданское состоит из двух начал: из живого исторического, в котором заключается вся жизненность общества, и из рассудочного, умозрительного, которое само по себе ничего создать не может, но мало-помалу приводит в порядок, иногда отстраняет, иногда развивает основное, т. е. живое начало. Это Англичане назвали, впрочем, без сознания, ториизмом и вигизмом. Беда, когда земля делает из себя tabula rasa и выкидывает все корни и отпрыски своего исторического дерева: она приходит к тому неисцелимому шатанию, к которому пришла Франция, дающая теперь всему миру великий, но мало понимаемый урок. Беда и то, когда начало умозрительное вздумает создавать. Эта работа постоянная умничанья идёт у нас со времён Петра безостановочно и безошибочно. Какого она вздора насоздала! Теперь оглянись у нас, и ты увидишь, что всё у нас ново и безкоренно: мы с тобою, т. е. дворяне, цехи, городовое устройство, чиновничество во всех его разветвлениях, выборы наши, просвещение наше с его прививным характером, наши привычки, всё от альфы до омеги. Корень и основа – Кремль, Киев, Саровская пустынь, народный быт с его песнями и обрядами, и по преимуществу община сельская. Признав основы, можно понять их развитие и, так сказать, разработку. Без них мы, как Франция, tabula rasa; но хуже чем Франция – мы предаёмся умничанию своего мало просвещённого общества. Община есть одно уцелевшее гражданское учреждение всей Русской истории. Отними его, не остаётся ничего; из его же развития может развиться целый гражданский мир.

Вот местная сторона вопроса об общине; она имеет важность в теории и бесконечно важна на практике. Сделай одолжение, отстрани всякую мысль о том, будто возвращение к старине сделалось нашею мечтою. Одно дело: советовать, чтобы корней не отрубать от дерева и чтобы залечить неосторожно сделанные нарубы, и другое дело: советовать оставить только корни и, так сказать, снова вколотить дерево в землю. История светит назад, а не вперёд, говоришь ты; но путь пройдённый должен определить и будущее направление. Если с дороги сбились, первая задача – воротиться на дорогу.

Сторона общего вопроса труднее (как и всякое общее положение) более подвергается спору, чем местная; но думаю, что и она представляет довольно убедительные доводы в пользу нашего мнения. Во-первых, мне кажется, ты не совсем прав, когда отстраняешь западный пролетариат от западного индувидуалистского устройства общества. Не довольно этого, что ты находишь причину пролетариата в излишнем расширении прав и привилегией классов некогда властвовавших; я в этом не спорю, и, думаю, редко кто не согласится с тобою. Но этого, как я сказал, не довольно; надобно бы было отвечать на вопрос: «был ли бы однако пролетариат возможен, если бы сельская община существовала по-нашему?» Ты на этот вопрос не отвечаешь, а ответ был бы по необходимости отрицательным и, следовательно, в нашу пользу. Во-вторых, ты немножко согрешил против логики, ибо в одно время ты отрицаешь благодетельное влияние общинности на ограничение бедности и говоришь опять против общины, что не следует выгод общества отдавать в жертву выгодам нищего, который не может считаться законным представителем общества. С этим положением я согласен, но вижу, что ты сам чувствуешь благодетельное влияние общины с одной стороны, хотя и не признаёшься в нём, а с другой стороны вижу, что ты приписываешь общине какие-то интересы, противные интересу общества, весьма произвольно. Всё, что можно было утверждать это то, что общине приносятся в жертву не выгоды общества, а некоторая часть неограниченных прав лица индивидуального, что, по-моему, не может считаться убытком», ибо вознаграждается с лихвою, о чём скажу после. Впрочем, делая этот попрёк тебе, издавна известному мне строгому логику, я знаю, что письмо не диссертация и наперёд сам прошу некоторого снисхождения за промахи, которые ты встретить можешь у меня, и сверх того помню, что твои возражения имеют более характер вопросительный, чем отрицательный.

Мне известны до сих пор в не-Русской Европе только две формы сельского быта: одна Английская, сосредоточение собственности в немногих руках; другая Французская после революции, бесконечное дробление собственности. Все прочие формы относятся к этим двум, как степени переходные, ещё не дошедшие до своего крайнего развития. Первая очень выгодна для сельского хозяйства и усиливает до невероятности массу богатства, напрягая умственные способности селянина посредством конкуренции в найме и бросая сильные капиталы на опытное усовершенствование земледельческой практики. Вот её достоинство; но зато самая конкуренция, безземелие большинства и антагонизм капитала и труда доводит в ней по необходимости язву пролетарства до бесчеловечной и непременно разрушительной крайности. В ней страшные страдания и революция впереди.

Вторая форма, Французская, дробление собственности, невыгодна для хозяйства, замедляет его развитие и во многих случаях (именно там, где нужны значительные силы для побеждения какой-нибудь преграды) делает его совершенно невозможным; но это неудобство считаю я не слишком значительным в сравнении с выгодами дробной собственности. Нет сомнения, что введение этой системы во Франции удаляет, а может быть даже отстраняет навсегда нашествие пролетарства, ибо оно мало известно в сельском быту Франции и является только в виде исключения в некоторых слишком неблагодарных местностях. Нищета есть принадлежность городов Французских, а не сёл. Но зато эта форма имеет другой существенный недостаток, который в государственном отношении не лучше пролетарства: это полная разъединённость. Таков результат во Франции современной по свидетельству самих Французов; таков он будет непременно везде. Разъединённость же есть полное оскудение нравственных начал; а заметь, что оскудение нравственных начал есть в то же время и оскудение сил умственных. От этого в нищенствующих сёлах Англии восстают беспрестанно сильные умы, которых деятельность отзывается на всю Англии; а в полях (сёлами их назвать нельзя) Франции человек так слаб и глуп, что от него не добьётся общество ни одной мысли. Он просто немой: от него ни слуха, ни послушания, по Русской поговорке. Конечно, я не восстаю против собственности, ни против её эгоизма; но говорю, что, если кроме эгоизма собственности ничто недоступно человеку с детства, он будет окончательно не то, чтобы дурной человек, а безнравственно-тупой человек; он одуреет. Слышать только о деле общем и потом в нём участвовать, слышать с детства суд и расправу, видеть, как эгоизм человека становится беспрестанно лицом к лицу с нравственною мыслью об общем, о совести, законе обычном, вере, и подчиняться этим высшим началам, это – истинно-нравственное воспитание, это – просвещение в широком смысле, это – развитие не только нравственности, но и ума.

Итак, община столько же выше Английской фермы, которой бедствия она устраняет, сколько и Французской, которая, избегая бобыльства физического, вводит бобыльство духовное и даёт городам такой огромный и гибельный перевес над селом.

Но ты допускаешь общину как судящую, как правящую, но не как хозяйствующую. Это, так сказать, введение городского права в село, ибо таковы основания, так называемого, городового общества, весьма далёкого от сельской общины. Мне кажется, это было бы обманом, делом начатым, но неоконченным. Странное дело: общность расхода без всякого общения в приходе. Я говорю это, предполагая, что ты допускаешь нечто похожее на общинный бюджет; даже скажу: странное дело суд, принадлежность всего общества, делать зависимым от местности. Такая зависимость имеет смысл при изменении отношении между людьми, т. е. при переходе теперешнего Европейского сожительства в общинное товарищество; без того она и смысла не имеет. Таким образом, довершённое городовое начало есть не что иное, как наше сельское. Но эти доказательства имеют в себе что-то слишком теоретическое или отвлечённое.

Вот доказательство другое, более практическое и, по моему мнению, решительное. Ты признаёшь (да и кто же в наше время может не признавать?), что общество должно пещись о своих бедных, также и всякая община. Естественное последствие такого признания: больницы, богадельни, налог в пользу неимущих и проч., весь Английский poor taxes и всё устройство Английских приходских приютов. Об их недостатках много говорено, но говорено только односторонне, а надежда на лучшее устройство не оставлена. Эту надежду должно оставить: она противна разуму. Во-первых, в пользу нашей общины до́лжно заметить, что она почти не нуждается в средствах противо-нищенственных, ибо сама отстраняет нищенство почти совершенно; а предварять зло всегда лучше, чем исправлять зло. Во-вторых, все другие противо-нищенственные средства не годятся никуда. Налагая налог на имущих в пользу неимущих, что̀ мы делаем? Даём одним право без обязанности, другим – обязанность без права, право – неимущим, обязанность – имущим. Вторым слишком тяжело, и они должны естественно стремиться к тому, чтобы обязанность свою облегчать и неимущих держать в чёрном теле. Да и неимущим нелегко: они имеют право на корм; но это право есть в то же время страшное угнетение, ибо им никогда уже или почти никогда не будет возможности выбиться из нищеты, они осуждены на вечное пролетарство. И так учреждается борьба, в которой обе стороны должны роптать и страдать: отношение крайне безнравственное. Иначе вы с обязанностью соедините право, т. е. прокормление покроете работою. Это уже будет учреждение вроде тюремного: неимущий продан имущему. Тягость для имущего несколько облегчается, но зато вражда усиливается, отношения становятся ещё безнравственнее, и язва пролетарства неисцельнее.

Таковы неизбежные последствия всякого учреждения в пользу бедных мимо общины; при общине же нет ничего и похожего на это. При ней возможна только временная нищета, ибо все члены общины суть товарищи и пайщики. Взаимное вспоможение имеет уже характер не милостыни (которая истекает из чувства христианского и следовательно не может быть предписана законом), не подаяния невольного, которое кладёт скудный кусок нищему в рот для того только, чтоб он не вздумал взять себе пищу насильно, но обязанности общественной, истекающей из самого отношения товарищей друг к другу и обусловленной взаимною и общею пользою. Русская поговорка говорит: «кормится сирота, растёт миру работник». Это слово важное; в нём разрешается задача, над которою трудятся бесполезно лучшие головы Запада. Нищета же безысходная при общине делится на два случая: на нищету, происходящую от разврата, и на нищету от сиротства и несчастья (вдова или старик совершенно-безродные). В первом случае община очищает себя исключением виновного, как неисправного и негодного товарища; а второй случай, встречающиеся весьма редко, достаточно покрывается чувством братского сострадания и никогда не может служить источником общественного зла. Разумеется, что без ослепления фанатического нельзя предполагать, чтобы такое устройство совершенно отстранило все бедствия и все злоупотребления, и чтобы богатый общинник не мог иногда разрабатывать случайную бедность товарищей, особенно в областях промышленных; но такое явление по необходимости будет иметь только непродолжительные следствия и уступит силе товарищественного начала. Я называю общинное товарищественным в его частном приложении к хозяйству; но не должно забывать, что, по своей многосторонности и особенно по своей нравственной основе, оно несравненно шире и плодотворнее.

До сих пор я говорил только о хлебопашественной общине. Довольно бы было признать её важность и пользу для того, чтоб оправдать наше стремление; но ты требуешь большого: ты хочешь, чтобы начало общинное для полного своего оправдания доказало свою удобоприлагаемость во всех случаях и по преимуществу в развитии промышленности фабричной. Ответ положительный и определённый мне кажется невозможным в наше время; возможна только догадка, основанная на вероятностях, а вероятности будут опять в нашу пользу. Всеобщее стремление во всей Европе свидетельствует об одном, о борьбе капитала и труда и о необходимости помирить этих двух соперников или слить их выгоды. Стремление всеобщее и разумное встречает везде неудачу; неудача же происходит не от какой-нибудь теоретической невозможности, но от невозможности практической, именно от нравов рабочего класса. Эти нравы – плод жизни, убившей всю старину с её обычаями (т. е. плод развития в смысле вигизма), – не допускают ничего истинно общего, ибо не хотят уступить ничего из прав личного произвола. Для них недоступно убеждение, что эта уступка есть уже сама по себе выгода для лица; ибо, уступая часть своего произвола, оно становится выше, как лицо нравственное, прямо действующее на всю массу общественную посредством живого, а не просто отвлечённого или словесного общения. Это убеждение будет доступно или, лучше сказать, необходимо присуще человеку, выросшему на общинной почве. Община промышленная есть или будет развитием общины земледельческой.

Учреждение артелей в России довольно известно; оно оценено иностранцами; оно имеет круг действий шире всех подобных учреждений в других землях. Отчего? Оттого, что в артель собираются люди, которые с малых лет уже жили по своим деревням жизнью общинною. В артелях мало, почти нет, мещан, мало дворовых. Вся основа – крестьяне или вышедшие из крестьянства. Это не случайность, а следствие нравственного закона и жизненных привычек. Конечно, я не знаю ни одного примера совершенно промышленной общины в России, так сказать, фалянстера, но много есть похожего; например, есть мельницы, эксплуатируемые на паях, есть общие деревенские ремёсла и, что ещё ближе, есть деревни, которые у купцов снимают работу и раздают её у себя по домам. Всё это не развито; да у нас вся промышленность не развита. Народ не познакомился с машинами; естественная жизнь торговли нарушена. Когда проще устроится наш общий быт, все начала разовьются, и торговая или, лучше сказать, промышленная община образуется сама собою.

О нас и о нашем отношении к общине покуда я не говорю. Со временем мы срастёмся с нею. Но как? Этого решать нельзя. Смешно было бы взять на себя всё предвидеть. Право приобретать собственность, данное крестьянину, не нарушает общины. Личная деятельность и предприимчивость должны иметь свои права и свой круг действия; довольно того, что они будут всегда находить точку опоры в сельском мире и что в нём же или через него они будут мириться с общественностью, не вырастая никогда до эгоистической разъединённости. Тоже вероятно будет и с нами. Но это ещё впереди и как Бог даст. Допустим начало, а оно само себе создаст простор.

Вот, любезный друг, мои объяснения. Отвечай и опровергай то, что тебе покажется ложным или тёмным; с остальным соглашайся. Твоё согласие нам дорого. Статей никаких не посылаю и не назначаю; во всех только намёки.


Категория: Статьи Алексея Степановича Хомякова | Добавил: shels-1 (08.05.2022)
Просмотров: 9 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: