Сайт о Хомякове Алексее Степановиче,
одном из наиболее видных вождей славянофильства

Главная » Статьи » Статьи Алексея Степановича Хомякова

ДИМИТРИЙ САМОЗВАНЕЦ (ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ)

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Во дворце.

Князь Голицын

Не знаешь ли, зачем созвали нас?

Князь Мстиславский

Сегодня царь впервые принимает

Посланников от польского двора.

Князь Голицын

Ты снова позабыл:

Уже давно непобедимый цезарь

Россиею владеет, а не царь.

Князь Мстиславский

Ох! К старости и память-то слабеет.

Того гляди, что попадешь в беду.

Ба, посмотри! Вот князь Василий Шуйский.

Давно ль опять явился ко двору?

Князь Голицын

Не ведаю.

Князь Мстиславский

Идти ль к нему?

Князь Голицын

Нет; лучше подождем.

Его вина, быть может, не забыта;

Зачем же нам приветом поспешать?

Князь Куракин

Вот дивные известья из Казани!

Князь Мстиславский

Какие же?

Князь Куракин

У волжских казаков

Явился сын Феодора.

Князь Мстиславский

Помилуй!

Да у царя когда ж родился сын?

Князь Куракин

Вот видишь ли: от злобы Годунова

Он был сокрыт, и в колыбель его

Подложную царевну поместили.

Князь Мстиславский

Ты надо мной смеешься.

Князь Куракин

Право, нет.

Шут

Ах, батюшки, как мертвые плодятся!

Да и живым не всем такой талан.

Князь Мстиславский

Бесстыдная, неслыханная дерзость!

Князь Куракин

Один в цари, в царевичи другой!

Один успел — удастся и другому.

Князь Мстиславский

Молчи, а то услышит Салтыков;

Да и Хрущов, Масальский недалеко.

Всё это вздор, я верить не могу.

Князь Куракин

Валуев! Князь моим словам не верит.

Валуев

С сей вестию из низовых сторон

Сегодня я поутру возвратился.

Там пленного из шайки той при мне

Допрашивал казанский воевода.

Князь Мстиславский

А как зовут царевича?

Валуев

Петром.

Князь Мстиславский

И у него товарищей довольно?

Валуев

Их тысяч пять иль боле.

Князь Мстиславский

Признаюсь,

Смешно глядеть, как люди легковерны.

Князь Куракин

Ты чудеса там слышал; между тем

И мы в Москве потехи нагляделись.

Валуев

Да что ж у вас?

Князь Куракин

Недавно привезли

Из Кракова прелестную Марину.

Что праздников, что было тут пиров!

Как поляки конями нас топтали,

Как били всех и грабили народ,

Не слыхано! Но вот послушай диво:

Наш умница, святейший патриарх

Венчал ее короной Мономаха,

Как бы царя; и присягали ей,

И назвали царицей благоверной;

А между тем она не крещена.

Валуев пожимает плечами.

Святителей упрямых, Ермогена,

Иосифа, сослали в монастырь,

Да каются в строптивости безумной:

И поделом! Ведь вздумали ж они,

Что, не крестив, нельзя венчать царицу

И на престол раскольницу возвесть.

Валуев

Да, поделом.

Князь Куракин

Старик, отец Марины,

На нас глядит как будто на рабов,

И ласки нам, и милость обещает.

Валуев, брат, сходи да поклонись:

Вот мой совет.

Валуев

Как? Нешто я Масальский

Или Хрущов?

Князь Куракин

Ну, попадешь в беду

Вот так, как я уже попал в немилость.

Валуев

Ну, диво ль то, что шайка казаков

Ругается над нашим легковерьем!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Входят Димитрий, Басманов и Шут; впереди
Стольник.

Стольник

Бояре, по местам!

Димитрий (садясь на трон)

Боярин Петр!

Зови послов пред наши царски очи.

Басманов уходит.

В глуши степей, на волжских берегах,

Средь казаков, несведущих и буйных,

Под именем царевича Петра

Восстал на нас бесстыдный самозванец.

Меж правдою и ложью судит бог:

Он не дает обману возвышаться

И истину венчает торжеством.

Я, тишины во всей Руси блюститель,

Безумное волненье усмирю;

А вы, бояре, стольный град спокойте,

Да тщетною тревогою сердца

Моих людей в Москве не возмутятся.

На подданных меча не извлеку;

Едва дохну — и призрак разлетится.

(К князю Мстиславскому)

Мстиславский князь, казнен ли дерзкий лях,

Который здесь, на площади Кремлевской,

В моих глазах зарезал москвича?

Князь Мстиславский

Нет, государь. Его вели на плаху;

Но поляков нахлынула толпа

И палача убила, и злодея

Избавила от казни.

Димитрий

При тебе

Преступника избавили насильно!

Что ж ты глядел? Иди: ты слишком стар.

Но эти ляхи! Их несносна дерзость.

(К Шуйскому)

Поди сюда, князь Шуйский. На меня

Ты восставал и слабою рукою

Хотел сорвать с сей мощной головы

Златой венец, отцов моих наследье.

Не отвечай! Твой замысл ведал я

И осудил тебя на казнь; но, помня

Твои труды и службу прежних лет,

Переменил я смертну казнь на ссылку.

Князь Шуйский

О государь, я милости твоей

Не заслужил.

Димитрий

Да, Шуйский, ты виновен,

Но слушай, князь: бессильной лишь душе

И полуказнь, и полумилость сродны.

Я не таков. Мой гнев, как божий гром,

Иль вмиг сожжет, иль пролетит безвреден.

И ты прощен. Возвращены тебе

И вотчины, и сан в боярской думе,

И более — доверенность моя.

Я на тебя надеюсь, князь Василий.

Князь Шуйский

О царь! Позволь во прах перед тобой

Склонить чело преступное.

Димитрий

Не нужно:

Всё прежнее теперь забыто мной.

(К боярам)

Бояре все! Прошу, любите князя.

Шут

Царь-государь, сжалься над своими рабами.

Димитрий

Чего ты просишь, мой потешный князь?

Шут

У тебя в Кремле живет булочник, да такой добрый, такой милостивый, такой кормилец бедным ребятишкам! Бывало, когда проголодаешься, калач у него выпросишь или сказкой, или песенкой, или именем Христовым; а те­перь беда, взял он себе заморского подмастерья.

Димитрий

Ну, что ж?

Шут

А вот что. Всё, что ни испечет булочник, тотчас немец или сам съест, или своим братьям-немцам продаст. А мы, твои православные, ни крохи не добьемся. Хоть пой, хоть в голос вой! Царь-государь, вели прогнать немца.

Димитрий

Знать, он делу своему горазд?

Шут

Э, родимый, й русский в грязь лицом не ударится.

Димитрий

Что ж ты хозяина не попросишь?

Шут

До него не доберешься! Ведь заморское чудо толсто: если раз куда залезет, все входы вдруг заложит. Мимо него и мышонок тощий не пролезет. А беда-то вот в чем: виноват немец-подмастерье, а мальчишки ругают хо­зяина.

Димитрий

Понятно мне нескромное прошенье.

Послушай, друг: мальчишкам скажешь ты,

Чтобы они отныне не роптали.

С хозяином я сам поговорю.

(Идет назад к трону.)

Боярин

Как шут хитер!

Другой боярин

Его Басманов учит.

Но вот послы!

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Входят послы.

Димитрий

Госевский, Олесиицкий!

В моей земле, в престольном граде сем,

Приветствую я вас двойным приветом,

Как в бедствии испытанных друзей

И как послов страны одноплеменной.

Иди же к ним, великий секретарь,

И грамоту возьми из панских рук.

Прочти ее.

Власьев

Но, государь, ты видишь:

(показывая бумагу)

Великий князь.

Димитрий

Отдай ее назад.

Власьев

Великий царь, непобедимый цесарь

Вам грамоту велел отдать, послы,

Зане забыт его высокий титул.

Идите с ней обратно к королю,

Да ведает, что здесь не князь владеет,

Но царь и цесарь всех полнощных стран.

Олесницкий

Я грамоту беру благоговейно.

Но знаете ль, что вы творите днесь?

Для короля несносная обида,

Для витязей, сподвижников твоих,

Для ляхов всех и стыд, и оскорбленье,

Ругательство над мощною страной,

Где мы тебя еще недавно зрели

Изгнанником, смиренным беглецом;

Где ласкою панов ясновельможных

Был воскрешен убитый скорбью дух.

Опомнися, великий князь Московский!

Не забывай, что сей блестящий трон,

На коем днесь сидишь с такой гордыней,

Сей самый трон тебе недавно дан

Небесной волей, силой Сигизмунда

И острием шляхетского меча.

Бояре

Царя бранит! Унять его, безумца!

Прогнать его!

Димитрий

Бояре, замолчать!

По всей земле священ твой сан высокий,

Но слушай, пан: умерь нескромный жар.

Твоих речей смешон порыв хвастливый.

Король могуч, и острый меч Литвы

В иных странах престолы воздвигает;

Возьмите же, возьмите шведский трон,

Законное наследье Сигизмунда!

Вы, грозные судьи других держав,

Что медлите свершить столь легкий подвиг?

Не можете? Так знай же, гордый пан,

Не королю порфирой Иоанна

Обязан я, но божией руке,

Моим отцам и силе русской воли.

Олесницкий

Ты польскую дружину позабыл.

Димитрий

Бежавшую с новогородской битвы?

Всё помню я. О, только на словах

Так грозны вы! Не такова Россия,

Нет, не таков полунощный орел:

Он крыльями полмира осеняет,

И над гнездом его в единый час

Нисходит ночь и утра луч сияет.

И мнишь ли ты, что я, пред кем князья,

Господари колена преклоняют,

Чью власть цари, салтаны признают,

Я — царский сын и цесарей потомок —

Твоей Литве смиренно уступлю

Моих отцов высокое названье? ..

Тому не быть! Уже Европа вся

Мой цесарский давно признала титул.

И я того же требую от вас.

Олесницкий

Нам не закон других держав примеры.

Димитрий

Я не грожу за то Литве войной;

Но объяви ты брату Сигизмунду,

Что я, досель его вернейший друг,

Теперь его врагом считаю тайным.

Олесницкий

Московский князь, просты мои слова:

Я не привык к речам многоглагольным

И говорю как смелый сын войны,

Как вольный муж и шляхтич благородный.

И днесь зову в свидетели я вас,

Бояре все! Не князем ли великим

Звала Литва владыку русских стран?

И цесаря гремящее названье

Когда-нибудь носил ли твой отец?

Ты нового, неслыханного хочешь

И, властию внезапной упоен,

Ругаешься тебя приявшей Польше.

Забыто всё: и милость короля,

И наш прием, и служба храброй шляхты.

Ты волен, князь: что хочешь, то творишь;

Но не забудь судящего потомства!

Его рука в скрижалях начертит

Над именем твоим: «неблагодарный».

Димитрий

Нет, ты не прав. Люблю я ваш народ

И не забыл приязни Сигизмунда;

Но ведай, пан, что ни ему, ни вам,

Ни всем царям (из страха иль любови)

Не уступлю ни пяди на земле,

Ни пня в лесу, ни кочки в русском поле,

Ниже полслова в титуле моем.

Олесницкий

Наш кончен спор, великий князь Московский!

Узнаешь ты, что гордого ума

Не любит бог.

Димитрий

Несдобровать же ляхам.

Олесницкий

Да судит он меж нами и тобой!

С тебя, с тебя да требует ответа

За смерть людей, за кровь невинных жертв,

Которые падут в борьбе упорной: Меж царствами решает споры меч.

Димитрий

Не я его на Польшу извлекаю.

Но возвратись скорее к королю,

Пусть он решит. Союз — я рад союзу;

Война — я рад войне.

Поляки

Война, война!

Димитрий

Да будет так. Иди же, Олесницкий.

Боярин Петр, ты угости послов.

Уходят царь и послы.

Князь Куракин

Что скажешь ты, Валуев?

Валуев

Что Димитрий

Достойный царь, и грудью за него

Готов я стать.

<В с е>

— Ия,

— Ия,

— и все мы.

Уходят бояре.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Князь Шуйский и Прокофий Ляпунов.

Князь Шуйский

Стой, Ляпунов! В прошедшую неделю

Прибавилось сообщников у нас.

Голицыны, Куракин и Плещеев,

И Салтыков, Татищев и Нагой.

Достаточно.

Прокофий Ляпунов

Да, было нас довольно.

Князь Шуйский

Как было? А теперь?

Прокофий Ляпунов

Всему конец!

Царь гонит прочь пришельцев нам противных.

Война с Литвой! Да здравствует же царь!

Князь Шуйский

Одумайся! Обманщик, самозванец!

Прокофий Ляпунов

Законного царя не воскресишь,

А он премудр: все царственные тайны

Умом постиг, высокой думы полн,

В боях удал, — и каждое сраженье

С таким вождем победой будет нам.

И Киев, град святой, и край Волынский,

Богатый край, — всё будет нашим вновь.

Князь Шуйский

Но вспомни же, что он еретик гнусный.

Прокофий Ляпунов

Долой Литву, так иезуитов прочь!

И все грехи забудет духовенство

И за царя ж молитву сотворит.

Князь Шуйский

О Ляпунов, ужасно! Беглый инок,

Не из бояр, едва ли дворянин!

Прокофий Ляпунов

Тем лучше, князь: не будет книг разрядных!

И за него я лягу головой.

Поверь мне, князь: забудем всё былое.

Прощай, прощай!

(Уходит.)

Князь Шуйский

Меня он оставляет,

И вслед за ним отстанут все. Беда!

Всё рушилось —и мщенье, и надежда,

И сей венец, к которому я мог

Уж простирать нетерпеливы длани.

О Ляпунов! И я за них страдал,

И голову я положил на плаху...

О Ляпунов! Вот дружба и друзья!

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Комната в покоях Марины.

Марина, Роза Лесская.

Роза (поет)

Он пригладил ус широкой,

Что-то панне черноокой

На ухо сказал

И в полуночи глубокой

С панной ускакал.

Не один в стране окрестной

Князь искал руки прелестной,

О любви молил;

Но лишь рыцарь неизвестный

Девицу пленил.

Не так же ли прекрасная Марина

Поклонников видала пред собой,

Вельмож, князей и графов благородных,

И презрела их пылкую любовь.

Марина

Да, Лесская, и вдруг явился витязь

Неведомый, из полунощных стран.

Не правда ли, как в сказке?

Роза

Нет, царица!

Там бедный рыцарь, здесь же царский сып1

Марина

И сильный царь. Зато признайся, Роза,

Что не похож мой будущий супруг

На рыцаря твоей веселой песни.

В Димитрии едва ли красоту

Отыщет взор, любовью ослепленный?

Угрюмый вид, и грубые черты,

И волоса на голове, как пламя.

Роза

Но ловок он!

Марина

Да, ловкость казака.

Роза

Красноречив.

Марина

Да, речь семинариста.

Роза

Зато он царь.

Марина

И я его люблю.

В нем быстрый ум, отвага, жажда славы

И страстная, горячая душа.

Роза

О, как легко прекрасная Марина

Обворожит супруга своего!

Здесь не найдешь соперницы опасной.

Марина

Ты, Роза, льстишь.

Роза

Нет, правду говорю.

Марина

Я слышала, как пышно расцветает

Московских жен и юных дев краса.

Роза

Пустое всё; расскажут чудеса!

Я знаю их: высоки и дебелы,

И щеки алые, и лица круглы, белы.

Подумаешь, куда как хороши!

А всмотришься — нестройные движенья,

И на лице без выраженья,

Как стекла, очи без души. —

Что скажешь ты? Соперницы ужасны!

Марина

Да правда ли?

Роза

Ты видела бояр:

По ним суди об их прекрасных женах.

Как странен мне весь твой московский двор!

Ей-ей, в Литве медведи наши лучше.

Марина

Да, признаюсь: с панами их сравнить

Почти смешно.

Роза

Смешно? Грешно, безбожно!

Марина

Послушай-ка: там, кажется, стучат.

Роза

Уж, верно, царь.

Марина

Как рано он приходит!..

Зови его.

(Перед зеркалом)

Да: я должна владеть

Его душой. Доверчивый и страстный,

Он любит сам и верует в любовь.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Входит Димитрий.

Димитрий

Как хороша!

Марина

А, это ты, Димитрий!

Как я ждала! Как медленно часы

Катилися в несносном ожиданьи!

Димитрий

Блаженный миг! Он в целый день один

Меня дарит отрадою свободной.

Я здесь живу, — а там!..

Марина

Как сладко льстит!

Он скажет мне, что чувство царской силы

Его души ничуть не веселит;

И я должна ему поверить.

Димитрий

Полно!

Что царство, власть, что мой блестящий двор?

Труды, борьба, тяжелые заботы,

Поклонников бездушные толпы,

И золото, и холод, и пустыня.

Какая жизнь! Я только здесь живу.

На сердца глас здесь сердце отвечает;

Моей любви ответствует любовь:

Так верю я, так мне отрадно верить.

Марина

Как ты уныл! Что сделалось с тобой?

Димитрий

Я не уныл, но только утомился.

Марина

Нет, ты смущен. Кто оскорбил тебя?

Димитрий

Как оскорбил? Уж ты, Марина, знаешь?

Марина

О, взор любви ясней, чем взор орла.

Димитрий

Ее певцы слепою называют.

Марина

Не верь певцам. Нет тайны для нее;

Во глубине души она читает.

Скажи же мне, кто раздражил царя?

Димитрий

Не спрашивай! Узнаешь слишком рано.

Марина

Скажи теперь.

Димитрий

О, лучше дай забыть

Тяжелую, несносную обиду!

Лишь вспомню я, вся кровь во мне кипит.

Безумные — увидят!

Марина

Ты не скажешь?

Чего же ждать супруге, если ты,

Еще жених, уж тайну сокрываешь?

Димитрий

Ведь для тебя скрываю я ее.

Марина

Прекрасная, искусная уловка;

Но только жаль, что верить не могу.

Димитрий

Я не хотел, чтоб роковая весть

Твой светлый взор слезою омрачила.

Марина

Рассказывай! Не бойся: я тверда.

Димитрий

Да, верю я. Да, ты должна, Марина,

Любить Москву! Венец российский твой!

Сей славный край признал тебя царицей.

Марина

И я люблю, душой люблю его.

Но не венцом, не именем царицы

Мне дорога московская земля;

Одним мила: она твоя, Димитрий.

Димитрий

Как сладостно звучат твои слова!

Сегодня я послов от Сигизмунда

Торжественно впервые принимал.

И что ж? Они меня великим князем

Изволили спесиво величать,

Как будто бы моим названьем царским

Подавится ясновельможный пан.

Я грамоту велел отдать обратно;

И, думаешь, тем кончилося? Нет.

Тогда посол (они меня узнают,

Я усмирю их буйную главу!),

Тогда посол с улыбкой величавой

Меня назвал смиренным беглецом,

Нахлебником, твореньем Сигизмунда.

И я стерпел — поверишь ли? Стерпел;

Но отвечал презреньем на упреки,

И кончилось! — О, будь теперь тверда.

Марина

О горе мне! Война с моей отчизной?

Димитрий

Не объявил, но принял я войну.

Марина

Что мне сказать? Несносно оскорбленье;

Неслыханно, достойно казни злой.

Димитрий

Не правда ли?

Марина

Твое законно мщенье,

И гнев твой прав.

Димитрий

Марина, доверши:

Скажи еще, что лишь мечом возможно

Изгладить стыд.

Марина

Нет, не воюй Литвы!

Димитрий

Не воевать с твоей надменной Польшей!

Не воевать! И вот твоя любовь!

В моем дворце, перед лицом России

Уничижен я, презрен, стоптан в прах,

И мне стерпеть! Нет, ты меня не любишь;

Я был досель мечтою ослеплен.

Но женщины обманчивы, коварны,

И вижу я: Димитрий нелюбим.

Марина

Он нелюбим! О боже!

Димитрий

О Марина!

Марина

Несчастная!

Димитрий

Нет, я несправедлив,

Нет, ты должна любить свою отчизну.

Забудь слова безумные!

Марина

Оставь,

Оставь меня!

Димитрий

Да, я не прав, Марина:

В безумии я оскорбил тебя.

Но позабудь порыв любви ревнивой;

Но дай мне вновь услышать голос твой,

Отрадный звук твоих речей волшебных.

Марина

К чему теперь притворство? Грудь мою

Ты поразил кинжалом ядовитым

И после льешь безвременный елей.

Но поздно, царь.

Димитрий

Марина, пред тобою

Виновен я; но я молю тебя:

Прости, прости!

Марина

Упреков не услышишь,

Не стану я былое поминать,

Моей любви безумное начало...

Тобою всё забыто.

Димитрий

Никогда!

В моей груди цветет воспоминанье

О светлых днях, о первых днях любви.

Мне памятны садов зеленый сумрак,

Аллея лип и плещущий фонтан,

И трепет мой, и робкое признанье,

И тихие, волшебные слова.

Марина

Ты не любим? Кого же я любила?

Царя? Ты был без силы, без друзей,

И Годунов владел твоим престолом.

Царевича? Пусть верили другие,

И правдою казался им обман.

Димитрий

Какой обман?

Марина

Недаром я сказала,

Что взор любви ясней, чем взор орла.

Я знала всё.

Димитрий

Как! ты, Марина, знала?

Марина

Не древний род любила я в тебе,

Не мнимого потомка Мономаха,

Но пламенный порыв души твоей,

Но смелый дух, стремящийся из праха

На высоту, на поприще царей.

Димитрий

И я тебя мог оскорбить упреком?

Прости меня!

Марина

Я верила тебе;

Я думала: меня Димитрий любит.

О, для чего ж я не могу забыть?

Димитрий

Клянусь тебе, Марина.

Марина

Не клянися!

Рассеялась отрадная мечта.

Когда любовь в мужчине остывает

(И долго ль в нем горит огонь святой?),

Он ищет лжи, выдумывает ссоры,

И вмиг вспылит, и сыплются укоры.

Да, чувствую: забыта я тобой!

Димитрий

Жестокая!

Марина

Не возвращуся в Польшу;

Ее врата закрыты для меня.

В твоей стране пустыня есть глухая

И монастырь: туда сокроюсь я.

Ты будь счастлив! Красавица иная...

Димитрий

Не мучь меня, Марина! Перестань!

Клянусь тебе: иной любви не будет

В моей душе; клянуся, для тебя

Надеждами и счастьем целой жизни

И жизнию я жертвовать готов.

Марина

Клянется он, а я безумно верю!

Мне сладостны обманы льстивых слов.

Димитрий

Но честию, но славою России

Я жертвовать не должен, не могу.

Марина

Кто просит жертв? К чему они, Димитрий?

Царица я: мне дорог русский трон

И честь венца. Но слушай! Не постигнет

Твоей души бессмысленный народ:

Лишь низкое коварство Годунова

И Иоанн — кровавая гроза —

Понятны им; но рыцарские чувства,

Высокий дух и смелых дум полет, —

Всё ново здесь, всё чудно и неясно.

Лишь там, в Литве, в моей стране родной,

Всегда найдешь готовый отголосок.

Там гордою и вольною душой

Тебя поймут и подвиг твой оценят.

Димитрий

Да, может быть, ты правду говоришь;

Но Сигизмунд меня обидел больно,

И царский долг велит ему отмстить.

Марина

Война с Литвой опасна.

Димитрий

Мы увидим.

Опасностей Димитрий не бежит.

Посмотрим мы, кто в битве устоит,

Хвастливый лях иль русских строй железный?

Я знаю их... О, живо помню я

Тот грозный час, когда с дружиной конной

В сражение, как вихорь, я летел.

Всё падало, и немцы побежали.

Лечу вперед... Стрелецкий полк стоит

Как вкопанный, как вылитый из стали.

Мечи блестят, сверкают их пищали.

В моей груди, как струны, задрожали

Все жилы... О, то был веселый вид!

Несусь вперед, дружина вслед за мною;

Но вдруг раздались выстрелы, и вмиг

Пропал и след моих отважных ляхов.

О, счастие такую рать вести

В кровавый бой! Я не боюсь литовцев!..

Не всякий день дается им Баторий.

Увидим мы, хотя б и тот воскрес!

Марина

Ты слов моих не выслушал, Димитрий.

О мой герой, любимый витязь мой,

Ты победишь! Но этой мелкой славы

Тебе ль желать? Как мало знает мир

Про грозные славян междуусобья!

Верь: ты рожден для подвигов иных,

Тебя зовет иное битвы поле.

О, если бы гордыню мусульман

Ты сокрушил и с башен Цареграда

Низвергнул в прах безбожную луну,

Какая бы тебя ждала награда,

Какая честь!.. Далекие века

Благоговейно б обращали

Свой взор к тебе сквозь мрак времен

И выше всех других имен

Твое бы имя начертали.

И славный подвиг бы сиял

В бытописаньях смутных мира,

И о тебе гремела б сладко лира,

И музы глас тебя бы воспевал!

Не правда ли?

Димитрий

О, чудные надежды,

Прелестный глас! Марина! Но стерплю ль

Безумную гордыню Сигизмунда?

Марина

Там гордое названье избирай,

Там выдумай себя достойный титул,

Кто будет спорить? Весь крещеный мир

Перед тобой преклонится смиренно.

Димитрий

Да, это правда; но теперь, теперь?

Марина

Теперь с Литвой начни переговоры.

Ты знаешь сам, как глупо горд король;

Скажи послам, что если титул царский

Он даст тебе, ты шведский трон ему

Опять отдашь, но только...

( смеясь)

на бумаге.

Не правда ль, я разумно говорю?

Димитрий

О продолжай! К твоим устам прикован

Мой жадный слух.

Марина

Послушайся меня.
Не разрывай ты с Западом союза!
Подумай сам, как Ватикан хитер,
Как много тайн известно иезуитам!
О милый друг, тебе нужна Литва,
Чтоб усмирить народное волненье,
lito6укрепить еще нетвердый трон,
Чтоб осветить твой Север полудикий
Чудесными лучами южных стран,
Но более, чтоб силою двойною
Попрать луну... О, я молю тебя:
Не огорчай души твоей Марины,
На вечну скорбь не осуждай меня,
Не дай пролить мне горьких слез потоки
Над бедствием моей страны родной,

Над гибелью моих единокровных!

Молю тебя, не отвергай мольбы.

Димитрий

Не должно бы, но отказать не в силах.

Марина

Не правда ли? Ты обещаешь мне.

О, знаю я, ты победишь султана.

Смотри! Венец из лавров я сплела

Для твоего державного чела.

(Примеряет на нем венец.)

Ты будешь в нем, как тот великий кесарь,

Бессмертный вождь и слава прежних дней!

Уж вижу я, твой лик блестит победой,

И торжество в огне твоих очей!..

Но обещай, о мой любимый витязь,

Что на Литву меча не извлечешь.

Димитрий (обнимая ее)

Волшебница! Зачем моей душою

Владеешь ты? Зачем я слабый раб

Твоей красы, твоих речей прелестных?

Марина

Но обещай!

Димитрий

Да, обещаю я.

Марина

Кто там шумит?

Роза

(входя)

Боярин Петр Басманов.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Входит Басманов.

Димитрий

Что НОВОГО?

Басманов

От терских казаков

Сейчас гонец с известием приехал,

Что кумыки с отрядом янычар

И с конницей — всего двенадцать тысяч —

Под знаменем дербентского паши

В российские пределы ворвалися.

Димитрий

А, нехристи, они хотят войны.

В российские пределы! Это боле,

Чем в титуле мне царском отказать.

Что ж казаки?

Басманов

Их атаман удалый

Пошел навстречу с горстью молодцов,

Пашу разбил, добычу, пленных забрал

И множество на месте положил.

Димитрий Лихой народ!

Басманов

В гористом Дагестане

Два княжества передалися нам

И бьют челом тебе, их государю.

Марина

Вот видишь ли, что в грудь мою любовь

Вложила дар пророчества. Я знала,

Что небеса Димитрия спасли

Для гибели народов мусульманских.

Басманов

Сейчас гонца отправил я в Елец,

Чтобы полки к Чернигову тянулись.

Димитрий

Перемени! Пусть ждут меня в Ельце.

Басманов

Как, государь?

Димитрий

Войны не будет с Польшей.

Басманов

Ты королю за дерзость не отмстишь?

Димитрий

И без войны управлюсь с Сигизмундом.

Басманов

Ты оскорблен перед Россией всей.

Когда смолчишь и стерпишь поруганье,

Я за Москву ручаться не могу.

Димитрий

Ну что Москва! Мои стрельцы надежны,

Немецкая дружина мне верна,

Да поляков здесь тысячи четыре,

Да пушкари, да медных пушек сто.

Не мальчик я, не Годунов-ребенок:

Грозой уйму мятеж и заговор.

Басманов

Теперь уймешь, покуда не созрели;

Но ежели ты честь венца отдашь

В добычу ляхам, презришь глас народный

И глас бояр, любящих твой престол,—

Созреют замыслы.

Марина

Чрез две недели,

А много три, царь двинется в поход,

И рушатся все замыслы коварны.

Басманов

Противна нам надменность поляков;

Война с Литвой нужна тебе.

Марина

Не слушай!

Пожалуйста, не слушай! Он сердит.

Басманов

Поверь мне, царь...

Марина

(перебивая)

Ты победишь Тавриду,

Чудесный край роскошной красоты.

Там много дев прекрасных, чернооких;

Их гибок стан, приветливы уста,

Огонь любви под длинною ресницей.

Душа моя, ты не изменишь мне?

Димитрий

Нет, никогда! Нет, верен я до гроба.

Марина

Послушай, царь, покой мой веселей:

Пойдем туда!

Димитрий

Басманов, чтоб заутра

Послы опять явились пред меня!

ЯВЛЕНИЕ ОСЫМОЕ

Входит Шути бросается на колени.

Шут

Великий Государь, защити! Я твой шут, твой князь потешный, а мен-я прибили!

Димитрий

Тебя, тебя? Кто смел тебя ударить?

Шут

Не ударили, а били, колотили в кровь до полусмерти. Я провожал сегодняшних гостей да пошучивал, да по­дразнивал их по своему обычаю, по твоему царскому позволенью. Как обернется проклятый усач, да как при­мется меня тузить, да как пристанут к нему другие! Ай, ай, и спину и голову всю разбили. Ай, ай! Накажи усача, государь! Я твой потешник: без твоей воли никто не дол­жен меня и пальцем тронуть.

Марина

Какой несносный шут! Он дерзок, пьян,

Над витязем ругался благородным

И с жалобой пришел. Оставь его.

Димитрий

Мне жалок ты, мой бедный князь потешный.

Вот золотой корабленик. Возьми

И вылечи свою больную спину.

Марина

Пойдем же, царь!

Басманов

О государь, внемли!

Марина

Гляди, вот мой венок зеленый,

Венок героя моего;

В нем гордый лавр и дуб сплетенный,

И мирт любви. Возьми его.

Пойдем же в мой покой!

Димитрий

Прощай, Басманов.

Димитрий и Марина уходят.

Басманов

Советник новый здесь.

Шут

И новый шут.

Басманов

Нам не к чему здесь оставаться доле.

(Уходит.)

Шут

(один)

А, так вот что! Возьми корабленик да вылечи свою спину. Вылечу, вылечу! Если змея укусит, убей змею да приложи убитую к ране; если укусит бешеная собака, так ее же кровью рану умой. Я себя вылечу.

(Передразнивая Марину)

Он дерзок, пьян!.. Какой несносный шут! Погоди, по­шучу, пошучу. Ай, ай! Как спина болит; это всё за мои грехи, как говорит отец Иван. Кому служу я, прости гос­поди? Хуже пса: телятину жрет, постов не знает, в баню не ходит. Я за него душу гублю; а как побьют, он и не думает заступиться. Вот тебе корабленик, вылечи спину! Вылечу, вылечу кровью проклятою. Шут, шут! Пошучу, да не посмеетеся.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Марина, Роза (входя опять).

Марина

Зови сюда двух музыкантов, Роза.

Они царя игрой развеселят.

Роза уходит.

(Одна.)

Войну с Литвой затеял!.. Нет, Димитрий!

На ней одной основан наш престол,

И в мире с ней владычество Марины.

Безумцу волю дай! Прогонит он

Всех поляков, моих единокровных,

Потом, глядишь, и сети разорвет.

Мечты любви поблекнут в наслажденьи,

От времени потухнет пылкий жар.

Нет! На любовь надеяться не стану;

Одна нужда надежна и тверда.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Дом Шуйского.

Князь Шуйский, старец слепой Антоний.

Антоний

Ты ждешь гостей, князь Шуйский?

Князь Шуйский

Да, Антоний.

Вчерашние сберутся беглецы.

Антоний

Вот видишь ли? А ты впадал в унынье

И не хотел словам моим внимать.

Князь Шуйский

Какая ж мне надежда оставалась?

Подумай сам! От слов «война с Литвой»

Все головы, как от хмельного меда,

Вскружилися; все бросили меня.

Была беда, да благо царь поправил.

Антоний

Как? Расскажи.

Князь Шуйский

Сегодня поутру

Мы собрались в кремлевские палаты,

И ласково нас встретил Самозванец,

И речь умно об деле земском вел.

Антоний

Князь века дал слугам своим премудрость

И сладку речь для гибели людей.

Князь Шуйский

Опять послы литовские явились

Еще смелей, надменней, чем вчера,

Грозилися, бранили,упрекали,

А царь стерпел, и мягок был как воск;

И говорил, что не желает ссоры,

Что дорожит приязнью короля,

И Власьеву опять переговоры

Велел начать, и ласково послов

Он отпустил и угостил роскошно.

Тут хмель прошел у всех моих друзей,

И, как поток, сорвавший все преграды,

По всей Москве, шумя, вскипел народ.

Антоний

Да кто же мысль его переменил?

Князь Шуйский

Шут говорит, что краковской красотке

Угоден мир, а наш веселый царь

Для черных глаз готов отдать и душу,

И свой престол.

Антоний

О маловерный князь!

Когда, когда откроешь взор духовный

И вышнего десницу узришь ты?

За грех Москвы, за наши беззаконья

Преступника возвел он на престол;

Но час придет, и свергнет вновь злодея,

И недалек суда господня день,

И грешною к раскольнице любовью

Падение расстриги строит он.

Князь Шуйский

Грядущее ты ведаешь, Антоний!

Антоний

Ты видишь сам, что я больной старик.

Мой взор закрыт, меня мальчишка водит,

Да не споткнусь о камень; но поверь!

Духовный взор мой чист, и зорко око,

И вдалеке мне виден божий путь.

Единого жилища православья,

Страны святых, не сокрушит господь;

Но тяжело и долго испытует

И чистую потом ее отдаст

Невинной, чистой длани.

Князь Шуйский

Эх, Антоний,

Кто в мире чист! Постой-ка, Ляпунов

Сюда идет.

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Прокофий Ляпунов

Князь Шуйский, пред тобою

Виновен я.

Князь Шуйский

Пред богом, может быть,

Перед Москвой и Русью православной,

Но предо мной! Не думаю.

Прокофий Ляпунов

Вчера

Я, буйною надеждой ослепленный,

Доверчиво колена преклонял

Пред лжецарем, пред гнусным Самозванцем,

И думать мог, что бог ему внушил

Благую мысль, что свой обман отважный

Он славными делами освятит,

Что он отмстит за нас.

Антоний

Что злое семя

Даст плод благой? О грешник и слепец!

Прокофий Ляпунов

Я не внимал твоим советам мудрым.

Князь Шуйский

Не ты один: все опьянели вдруг.

Прокофий Ляпунов

Всё кончено; рассеялось мечтанье.

Поруганный послами короля,

Он замолчал, он жертвовал Россией

Своей любви и дружбе к полякам;

И с той поры он свой престол утратил.

И вся Москва уже с утра полна

Нескладными и чудными вестями.

Я побывал у всех твоих друзей,

Они сюда немедля соберутся;

И многие, безвестные досель,

Купцы, жильцы и знатные дворяне,

И сотники градские, и стрельцы

Пристали к нам. Мы все твои навеки!

Хоть явною, хоть тайною войной

Веди ты нас! Я для святого дела

Всем кланяюсь: и телом, и душой.

Князь Шуйский

Мне вас вести? Нет, полно, друг Прокофий!

Вчерашний день изведал я людей

И ваших дум непостоянну шаткость.

Что мне до вас? Изменчивы, как ветр,

Волнуетесь, как море в непогоду.

А я старик: вам нужен вождь иной.

Пойдем со мной, Антоний, в образную

И сотворим молитву.

Уходят.

Прокофий Ляпунов

Это что?

От замыслов князь Шуйский отказался!

Нет, нет, старик, ты проведешь других,

А не меня: хитер и богомолен!

Входят князь Куракин, бояре.

Князь Куракин

Ты, Ляпунов, уж здесь! Да где же князь?

Прокофий Ляпунов

Он молится.

Боярин

Он муж боголюбивый,

И праведный, и многим лучше нас.

Князь Куракин

Мы подождем.

Прокофий Ляпунов

Чего вам ждать, бояре?

Князь Куракин

Чтоб вышел князь, чтоб нашим был вождем,

Чтоб нам помог он свергнуть Самозванца.

Прокофий Ляпунов

Прекрасные надежды! Но, увы,

Не сбудутся. Князь Шуйский отказался.

Князь Куракин

Не может быть!

Прокофий Ляпунов

Он добр и прост душой,

За подвиг наш готов молиться тайно!

Но более не может.

Боярин

Боже мой!

Да без него удача невозможна.

Князь Иван Голицын

Что ж? Выберем начальников других

И без него низложим мы бродягу.

Князь Куракин

Нет, князь Иван, без Шуйского беда!

Один лишь он в Москве имеет силу

И знатность...

Князь Голицын (перебивая)

А разве князь Нагой,

Иль ты, Куракин, иль хоть я, Голицын,

Мы выросли, как летние грибы?

Князь Куракин

А все-таки нам далеко до Шуйских.

Ни знатностью, ни саном, ни умом,

Ни доблестью, ни службой, ни богатством

С Василием тягаться нам нельзя.

Боярин

Сомненья нет.

Князь Куракин

Да только я не верю,

Чтоб не хотел он нашим быть вождем.

Прокофий Ляпунов

Увидите.

Князь Куракин

Подумай, брат Прокофий:

Уж царь давно на местничество злится,

Так Шуйскому отстать от нас грешно.

Прокофий Ляпунов Я говорю, увидите.

Князь Куракин

Пустое!

Не стерпит он, чтоб с нами наравне,

С боярами, с природными князьями,

Шел дворянин, стрелец или казак,

А впереди усатый пан литовский

Иль римский поп, заморский скоморох.

Салтыков

Как дерзок царь, как он неблагодарен!

Подумайте, как я служил ему,

И кланялся, и бил челом смиренно,

И с ляхами был дружен. Что ж теперь?

На этих днях уговорил я Мнишка,

Чтоб он просил награды для меня;

И знаете ль, что отвечал расстрига?

«Не дам ему: в нем подлая душа».

Душа, душа! Как виден бывший дьякон!

Князь Куракин

Ну, признаюсь, обижен Салтыков!

Хохочут.

Салтыков

Да, смейтеся!

Князь Куракин

И правду не до смеху.

Входит князь Шуйский.

Князь Шуйский

Скажите мне, какой счастливый час

Собрал в мой дом таких гостей бесценных?

Князь Куракин

Что за вопрос? Ты сам нас призывал

Стать за Москву, начать святое дело

И нашу Русь спасти от лжецаря.

Князь Шуйский

Когда ж, когда?

Князь Куракин

Помилуй, князь Василий,

Не ты ли к нам всечасно присылал

Из Галича, из мрака дальней ссылки,

Своих друзей и преданных дворян

И от людей святых благословенье,

Чтоб пробудить покорную Москву?

Князь Шуйский

Ты шутишь, князь!

Боярин

Вот Ляпунов свидетель.

Князь Куракин

К чему еще свидетели! Вчера

Ты нас молил не верить Самозванцу;

Его слова, внезапну брань с Литвой

Ты называл порывом безрассудным.

Князь Шуйский

И что же вы сказали мне в ответ?

Князь Куракин

Не вопрошай! Нам совестно и вспомнить.

Салтыков

Что совестно? Какая совесть тут?

Мы думали, что он разладил с Польшей,

Что вновь бояр своих полюбит он,

Нас наградит, пожалует богато

И прежнее нам будет вновь житье!

Ты знаешь сам, что к меду липнут мухи,

А к милостям и злату род людской.

Князь Куракин

Стыдись!

Князь Шуйский

Вчера обман, и самозванство,

И ересь — всё прощали вы ему:

Свершайте же свой подвиг, как хотите!

Не изменю, не помогу я вам!

Князь Куракин

Но без тебя кому ж народ поверит?

Чей глас, как твой, подвигнет всю Москву?

Князь Шуйский

Вы знаете, что царь великодушный

Простил мне все минувшие вины.

Князь Куракин

Помиловал, как милует разбойник.

Князь Шуйский

А вы вчера не все ль забыли вдруг

Свои слова и тайные обеты,

И родины неслыханный позор?

Подите, нет: не любите России,

Вы холодны к призванию ее.

Берите же себе вождя любого,

Но не меня.

Князь Куракин

Винимся пред тобою.

Князь Шуйский

Винитеся, а завтра к вам улыбку

Вновь обратит непостоянный царь,

И перед ним преклоните колена,

И от меня отступитесь опять.

Князь Скопин-Шуйский

Им будет стыд. Тебе какое дело?

Ты верен будь своей стране родной.

Князь Шуйский

Оставь, племянник.

Прокофий Ляпунов

Многие граждане

Здесь ждут в сенях; велишь их отослать?

Князь Шуйский

Нет, Ляпунов: хочу проститься с ними.

Входят граждане.

Зачем ко мне собрались в час ночной, Друзья?

Граждане (кланяются)

Мы бьем челом тебе, князь Шуйский,

Мы, граждане со всех концов Москвы,

К тебе пришли с усердною молитвой,

Да сжалишься над русскою страной.

Ты, праведный обманов обличитель,

Ты, мученик за истину и нас,

Восстань, восстань! Расторгни плен России,

Сними позор с страдающей земли!

Лишь от тебя мы чаем избавленья.

Так мыслит вся престольная Москва,

Так говорят служители святыни,

Так нам рекли духовные отцы.

Князь Шуйский

Я не могу исполнить вашей просьбы.

Князь Скопин-Шуйский

О господи! В тебе застыла кровь.

Одумайся! Перед тобой Россия;

Ее сыны, достойные сыны,

Тебя зовут на помощь. Ты не можешь?

Не смеешь ты? И ты природный князь

И суздальских властителей наследник!

Как? Вся Москва и Русь тебя зовет,

И сей могущий глас, сей глас призывный

Не пробудил в тебе высоких дум,

И ты стоишь безмолвный, беспорывный;

Душа молчит, робеет хладный ум. Одумайся!

Князь Шуйский

Племянник, успокойся!

Граждане

О вспомни, князь! Расстрига, злой беглец,

Слуга Литвы, подручник Сигизмунда

Заполонил и церковь, и народ.

Он тестю даст всю Северскую землю

И Новоград отдаст своей жене.

Мы ведаем, что грамота готова;

Не правда ли?

Князь Шуйский

Быть может.

Князь Скопин-Шуйский

Боже мой!

И бедствий сих ты будешь ждать спокойно?

Граждане

Мы ведаем: он папу признает,

Обители святые уничтожит

И инокинь и старцев изженет.

Князь Шуйский

Всё может быть.

Старец Антоний

До страшной той годины

Не дай господь мне, грешнику, дожить!

Граждане

О, сжалься, князь, над скорбною Россией!

Князь Шуйский

Вы знаете, что я страдал за вас,

Что голову я положил на плаху;

Исполнен долг.

Князь Скопин-Шуйский

Как! Долг исполнен твой?

Нет: двадцать раз иди на место казни

И двадцать раз (коль можно) умирай:

Всё родине ты долга не уплатишь.

Князь Куракин

Я думаю, он хочет изменить.

Князь Скопин-Шуйский

Ты слышишь ли? Стыдись, стыдися, дядя!

Князь Шуйский

Ты молод, друг, чтоб старика учить.

Не изменю, но я боюсь измены.

Князь Куракин

Клянемся все, и бог свидетель нам,

Что мы тебе отныне все покорны,

Доколь вконец не сокрушим мечом

И лжецаря, и ляхов ненавистных.

Князь Шуйский

Клянетесь ли?

Все

Клянемся.

Князь Шуйский

Бог велик!

Его рукой свершится правый подвиг.

Идите же, граждане, по домам,

Молитеся и тайну сокрывайте,

И к роковому дню мечи приготовляйте.

Отсель, друзья, вождем я буду вам.

Граждане (уходя)

Господь свершит тобой спасенье нам.

Князь Шуйский (к боярам)

Друзья мои! Надеюся на вас;

Увидимся для дальних совещаний.

Бояре (уходя)

Увидимся. Прощай, почтенный князь!

Князь Шуйский

Друг Ляпунов, с надежными гонцами

Пошли приказ по вотчинам моим,

Чтоб выслали ко мне в Москву скорее

Отважнейших и лучших удальцов

С оружием, готовым для сраженья.

В соборы все, во все монастыри

Богатые отправлю приношенья...

Прощай, мой друг. Антоний, мы пойдем

И совершим полнощное моленье.


Категория: Статьи Алексея Степановича Хомякова | Добавил: shels-1 (29.05.2022)
Просмотров: 23 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: